карта сайта
Контакты Главная рассылка новостей контакты Библиотека Рассылка новостей

  
Главная Новостная лента Новости гидрогеологии Гендиректор «Воды Крыма»: Хотя и наступил маловодный период, в питьевой воде ограничений мы не испытываем
  



Информация

Подписка на гидрогеологические новости


Гендиректор «Воды Крыма»: Хотя и наступил маловодный период, в питьевой воде ограничений мы не испытываем

С генеральным директором государственного унитарного предприятия РК «Вода Крыма» Владимиром Баженовым мы встречаемся не впервые. Вопрос о достатке питьевой воды в последние годы очень актуален для полуострова. Не упускается из виду и качество воды. О питьевом ресурсе мы и пришли поговорить.

– Владимир Викторович, несколько месяцев крымская погода не приносит хороших осадков, которые должны наполнять водохранилища питьевой водой. В связи с этим какая ситуация сложилась в сфере водоснабжения?

– Точно такая же, как и год назад. То есть всё у нас работает, воду отбираем. Мы видим, что запасы в водохранилищах уменьшаются, но за необозримое будущее тревоги пока нет. Мы прогнозируем, что осадки будут уже в декабре, январе, феврале и марте – это достаточно водные месяцы года. Но с другой стороны, понимаем, что всё равно такого наполнения, как было пять лет назад, после того как сопредельная территория перекрыла Северо-Крымский канал, уже не будет. Но и не может быть такого у природы, чтобы каждый год заливало.


У нас часть Крыма питается из скважин, в которые поступает вода из подземных горизонтов. Там пока ситуация без всяких изменений, потому что меньше зависимость от осадков. Хотя она есть всегда. Если взять учебник по природоведению за четвёртый класс, то там есть картинка круговорота воды в природе. Этот процесс никто не отменял, и мы все прекрасно понимаем, что любая вода, поднятая из-под земли, должна туда вернуться.

– Но Симферополь обеспечивается водой из водохранилищ поверхностного стока. Какая ситуация с водой в столице?

– Да, есть часть территорий, которые питаются от водохранилищ поверхностного стока. Таким является и Симферополь. Здесь нет альтернативных источников. Ялта процентов на 80 питается от Загорского и Счастливенского водохранилищ, но там есть скважины, водопады. Алушта тоже в значительной мере питается водой из Изобильненского водохранилища, но там тоже есть реки и водопады. То есть у этих городов есть какие-то альтернативы. А Симферополь и вся Добровская долина и сёла, которые идут со стороны Приятного Свидания: Чистенькое, Дубки, Левадки – и примыкают к объездной дороге, все сидят на водохранилищах поверхностного водостока. Это Аянское, Симферопольское и Партизанское водохранилища.
Симферополь исторически обеспечивался водой сначала из скважин. Площадь Ленина, бывшая Фонтанная, там бил фонтан Савопуло, приезжали люди на повозках и наполняли бочки водой. Затем в 1928 году был построен и введён в эксплуатацию сначала каптаж на Аяне и дамбы водохранилища. И пока город был небольшой, этой воды, которая поступала по Аянскому водоводу, было достаточно. Но город постоянно увеличивался, было построено Симферопольское водохранилище, а затем Партизанское. Когда в конце 80-х начале 90-х годов пришла засуха, было принято решение построить Межгорное водохранилище, которое до 29 июня 2014 года наполнялось водами Днепра.

– Изношенность сетей с каждым годом ведь тоже усугубляет ситуацию… Что делается в этом направлении?

– В федеральной целевой программе до 2024 года заложены колоссальные деньги на реконструкцию водопроводных и очистных сооружений, насосного оборудования и всего остального. Сейчас на рассмотрении у главы республики находится план первоочередных мероприятий по сокращению потерь воды на магистральных водоводах и внутригородских сетях. То есть мы понимаем, что в бюджете республики нет миллиардов, но средства будут изысканы и в бюджете Крыма. Есть небольшие участки, которые если быстро переложить, то потери воды резко сократятся. Следующее мероприятие, которое мы хотим провести, – установить тотальный учёт всей поднятой и распределённой воды. Потому что недели не бывает, чтобы мы с водной инспекцией с помощью приборов не устанавливали левые, несанкционированные с точки зрения закона врезки. Потому что если вы пользуетесь водой в быту, то вы к ней относитесь со здравым смыслом, а если ваше производство требует воды, например, что-то моете или стираете с утра до вечера, то вы меньше заинтересованы всю воду брать по приборам учёта. И хоть штрафы за это сумасшедшие в полном смысле слова, но вода-то ведь всё равно уже украдена. Поэтому работа водной инспекции по Симферополю и всему Крыму идёт каждый день.

– Много выявляете таких нарушителей?

– Только за 11 месяцев этого года в результате претензионно-исковой работы с недобросовестных плательщиков и нарушителей уже взыскали 47 миллионов рублей. Это нарушения разного рода: повреждения приборов учёта, срывы пломб и так далее. И суд вынес решение о том, что мы правы, люди нам должны возместить нарушения в деньгах. Это хорошо с точки зрения экономики предприятия, но навсегда исчез ресурс.
Все симферопольцы должны понимать, что мы зависим только от небесной канцелярии. Помните «Золотой телёнок» Ильфа и Петрова, когда Остап Бендер тонет и читает: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Мы не утопающие, но не хотелось бы таким отношением к экономии довести ситуацию до критической.

– А как, по-вашему, следует воспитывать бережное отношение к природным ресурсам? Приведёте примеры?

– Много лет назад я был в Германии, в Хайдельберге, – это город-побратим Киевского
района Симферополя. Мы жили в гостинице и не платили там отдельно ни за воду, ни за тепло. Но вот что они сделали для психологического давления: между зеркалом и смесителем установили прибор, который шумно крутился при включении воды.
Мне одна жительница однажды сказала, что вода от Бога и за неё деньги брать не надо. Но если бы людям можно было побывать на наших очистных сооружениях (вход посторонним туда запрещён, так как объект стратегический. – Ред.), то они увидели бы, что это целые заводы по производству питьевой воды! Кроме того, всю использованную воду у потребителей надо принять, отправить по сетям водоотведения на очистные канализационные сооружения, очистить и сбросить в наши реки. Чем больше мы отбираем воды, тем больше сбрасываем стоков. При этом каждый абонент, не важно юридическое или физическое лицо, должен платить и за водоснабжение, и за водоотведение. Разумеется там, где оно есть. Сегодня эта ситуация оставляет желать лучшего. Задолженность населения за предоставленные услуги остаётся.
Вода у нас при этом всегда стандартная, и никаких заболеваний в городе нет и не будет, потому что мы всю технологию соблюдаем.

– А как в других регионах обстоит дело с качеством воды? В Ленинском районе ситуация выровнялась?

– Качество воды у нас везде соответствует стандартам. Исходная вода проверяется с интервалом каждый час. На всех очистных сооружениях Крыма есть свои лаборатории, которые полностью укомплектованы необходимым количеством химреактивов. Никогда в жизни сбоев по их приобретению у нас не было. И в зависимости от исходной воды, а она разная даже в течение дня, потому что любой сильный ветер поднимает волну, которая воду перемешивает, мы постоянно подбираем дозу коагулянта для обеспечения качественной очистки. Коагулянт – это вещество, которое при добавлении в исходную воду связывает осадки, делает их тяжелее воды, и они оседают. И только после этого вода идёт на фильтры.
Ленинский район мы с 1 июня 2018 года взяли на баланс, и там вода тоже теперь стандартная. Что касается находящихся там скважин водоснабжения, то почти все они качают поверхностные воды с глубины 6-20 метров. Поэтому вода там, может быть, не везде прозрачная, но в части безопасности переживать не стоит, её бактериологическая обработка происходит. Я рассказал, как мы постоянно контролируем воду на входе, также вода постоянно контролируется на выходе. Регулярно приезжает Роспотребнадзор, сами берут анализы в свои пробирки, увозят в свои лаборатории и там делают проверки. За время моей работы в этой должности у меня нестандартной воды по Симферополю не было. Вот в селе Вишенном Белогорского района была нестандартная вода где-то в середине прошлого лета. Так мы полностью прохлорировали скважину, промыли все водоводы, брали раз в три дня пробы воды. Жителям стали подавать воду, только когда убедились, что она абсолютно безопасна. Мне ежедневно поступают отчёты о состоянии воды по всем нашим водозаборам, сегодня отклонений от стандартов нет.

– Вернёмся к сокращению потерь воды. Как думаете, одна замена труб поможет?

– У нас в планах – оснащение оборудованием и абсолютно новый принцип работы насосных станций, которые будут работать с частотным пуском, плавным, регулируемым. Сейчас на насосе кнопку нажал рабочий – и он даёт высокое давление, а если воды меньше отбирают, например, ночью, то, естественно, создаётся повышенное давление в системе. Все порывы у нас происходят, как правило, по ночам. А частотный преобразователь с плавным пуском – это современное электронное устройство, которое регулирует частоту вращения двигателя и, как результат, производительность самого насоса. И если потребление у нас снизилось, насос начинает работать с меньшей производительностью и гонит, например, не 70 тысяч кубов воды в сутки, а 40 или 30. Вода всё равно у всех есть, она ко всем потребителям поднимается в квартиры, просто мы в наших сетях снижаем давление. Это дорогостоящее мероприятие, но если его не сделать, мы захлебнёмся в постоянных порывах и утечках. Так что сейчас будут выделять деньги – это порядка 450-480 миллионов рублей, и у нас однозначно снизятся потери.

– Вы упомянули о долгах населения за воду. Тем не менее оплата услуг по вашему предприятию – 99%, никто из коммунальщиков не достигает таких результатов.

– Чтобы вы понимали, что такое для нас 1%. Нормативная валовая выручка предприятия за год составляет более четырёх миллиардов рублей. Таким образом, 1% – это 40 миллионов рублей. Поэтому сам процент не вызывает удивления, а когда его переводишь в десятки миллионов, понимаешь, что недобор очень большой.
Мы в этом году подали 7700 исков на возмещение наших затрат. Представляете, какую армию юристов мы должны содержать? Мы вынуждены делать принудительные отключения. Например, если это индивидуальный дом, просто приезжаем и перекрываем вентиль, а в городах тампонируем канализацию. Наше оборудование позволяет отключать канализацию в многоквартирных домах даже без доступа в квартиру. Мы погружаем специальный монитор через стояки с подвалов или крыш в нужную квартиру, поэтому ошибки исключены. Тампонируем такими заглушками, которые невозможно в ручном режиме снять. Чтобы сорвать заглушку, придётся демонтировать унитаз. Пожалуйста, бери воду, только вывести из квартиры её не получится...

– Тарифы на воду сегодня экономически обоснованы?

– Стоит вода намного дороже. С жителей мы берём всего 31 рубль 55 копеек за куб, хотя за пятилитровый бутыль они заплатят в магазине более ста рублей. Если представить, что человек потребляет три куба в месяц, а у нас от трёх до пяти кубов в месяц потребляет 63% населения, то это будет меньше ста рублей в месяц. Я думаю, что любая семья из трёх человек на оплату мобильной связи и Интернета тратит значительно больше. То есть у нас не самый дорогой ресурс, и он не будет дорожать принципиально, потому что есть категория потребителей, особенно на селе, для которых и сто рублей в месяц дорого. Поэтому Сергей Валерьевич Аксёнов 28 апреля 2018 года для населения Крыма цену на три года стабилизировал, а разницу между экономически обоснованным тарифом и тем, что мы продаём жителям, компенсирует бюджет. Только в этом году сумма компенсации превысила 300 миллионов. То есть потребители наши не заплатили из своих карманов 300 миллионов рублей, это взял на себя бюджет республики.
Текст - Ирина Гуливатая

Источник -  "Крымская газета"

 

 




Поиск главная контакты карта сайта