карта сайта
Контакты Главная рассылка новостей контакты Библиотека Рассылка новостей

  
Главная Новостная лента Новости гидрогеологии Добыча песка на побережье Сахалина может обернуться экологическим бедствием
  



Информация

Подписка на гидрогеологические новости


Добыча песка на побережье Сахалина может обернуться экологическим бедствием

Недавно депутаты Государственной думы приняли в первом чтении поправки в Водный кодекс РФ, разрешающие разведку и добычу песка, песчано-гравийной смеси и камня в водоохранной зоне. Это обрадовало строителей и ужаснуло ученых. Почему - разбиралась корреспондент "РГ".

Изменения в законодательстве имеют особое значение для Сахалинской области. Почти все залежи песка на ее территории находятся на расстоянии не более 300 метров от берега моря, то есть именно в водоохранной зоне. До 2013-го она была определена в 100 метров и добычу ресурса вели практически на самом берегу, против чего протестовали экологи. Три года назад Водный кодекс расширил эту зону до 500 метров. Здесь уже приуныли строители. И вот теперь само понятие данной зоны сводится к нулю… Кто выиграл - понятно.


- Песок необходим при сооружении различных объектов, начиная от прокладки дорожного полотна и возведения зданий, заканчивая производством стройматериалов. С принятием поправок в регионе появится возможность увеличить объемы строительства, - заявляет инициатор нововведений, депутат Госдумы от Сахалинской области Георгий Карлов.
Для представителей строительной и дорожной отрасли "песчаная" тема - больная, и говорят они о ней очень неохотно.

- В области нет песка. Проблема острая, она решается на уровне губернатора. Все строители к нему обращались, - объясняет главный инженер одной из ведущих компаний по обслуживанию автотрасс Александр Гущин. - На одном из самых разработанных месторождений - Охотоморском - сверху все выбрали, надо уходить ниже…

В региональном минстрое считают, что все не так уж плохо. По данным чиновников, ежегодная потребность в песке для строительной отрасли составляет не менее 450 тысяч кубометров, дорожной - 150 тысяч. Общие балансовые запасы материала насчитывают порядка 50 миллионов кубометров, забалансовые - около 30 миллионов, из них в распределительном фонде - порядка 20 миллионов.

- Дефицита этого ресурса в регионе нет. Проблема в том, что для нужд строительной отрасли требуется промытый песок, - говорит исполняющая обязанности министра строительства Сахалинской области Наталья Тимошенко.

Кстати, еще в 2009 году на бюджетные деньги начали искать пески на юге области. Было выявлено достаточно крупное Успенско-Троицкое месторождение с запасами около 11 миллионов кубометров. Перспективные участки были предоставлены в пользование. Однако как раз эти пески требуют промывки (в них содержатся пылевидные, илистые и глинистые примеси) и фракционирования, а ведь это отдельное затратное производство. Так что, как отмечают эксперты, стоимость ресурса будет заоблачной.

Поэтому можно понять, зачем региональные власти столько лет добивались доступа в водоохранную зону. Как всегда, все упирается в деньги. Морские пески дешевые. Чтобы добраться до них, не нужно вскрывать месторождение. Не требуется промывать сырье. На побережье добро лежит на поверхности - бери да грузи.
Катастрофа приближается?

Но есть еще одна сторона медали - экологическая.

Печальный пример того, к чему может привести бесконтрольная добыча песков, есть. Это уже давно разрабатываемое Охотоморское месторождение на юге острова. К нему сейчас приковано пристальное внимание ученых. Они считают, что может исчезнуть цепь живописнейших озер на полуострове Пузина, омываемом заливом Мордвинова. Речь идет о семи мелководных водоемах, образовавшихся из древней лагуны. Они хорошо прогреваются, поэтому сахалинцы очень любят здесь отдыхать и купаться.

По словам Виктора Афанасьева, заведующего лабораторией береговых геосистем Института морской геологии и геофизики ДВО РАН, компании-недропользователи брали песок, не соблюдая лицензионные требования. Например, оставляли крохотные перемычки между морем и карьером вместо целиков в 40 метров. Доходило даже до того, что добыча велась на рекультивированных участках.
Можно понять, зачем региональные власти столько лет добивались доступа в водоохранную зону. Все просто: морские пески дешевы

Вдоль побережья тянется автодорога, к которой в некоторых местах карьеры подобрались вплотную. Некогда она служила своеобразной дамбой: растущие здесь деревья и еще не выбранные миллионы кубометров песка защищали теплые озера.

- Стоит стечь в море одному озеру, та же участь ждет другие. Бесконтрольная добыча песка привела к нарушению гидрогеологического режима, что в свою очередь провоцирует понижение уровня грунтовых вод и соответственно озер. При первом сильном шторме смоет перемычку между морем и карьерами, море подойдет вплотную к дороге, а затем придет черед и теплых озер… В ближайшее время мы станем свидетелями экологической катастрофы, в самом прямом смысле, - объясняет Виктор Афанасьев. - Почему так вышло? Скорее всего, были неправильно вынесены на местность границы участков недр либо песок брали там, где нельзя, а минприроды не проконтролировало. Точный ответ могут дать только правоохранительные органы.
Плохая земля

Этот вопрос редакция переадресовала прокуратуре Сахалинской области. Сотрудник ведомства Игорь Тухватулин сообщил, что "за пять лет фактов незаконной добычи песка на указанной территории не выявлялось, в связи с чем акты прокурорского реагирования, в том числе в отношении должностных лиц министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды региона, не принимались".

- На днях я был на побережье у озера Хвалисекое. Стояло около 10 грузовых машин, увидев заинтересовавшихся процессом погрузки песка людей, разъехались. До сих пор воруют песок, - говорит Афанасьев. - Смешно, но песка на южном Сахалине хватит на десятки лет, мы не раз предлагали решить проблему. Но власти пошли "легким" путем, решили добиться разрешения на добычу песка в водоохраной зоне через Госдуму.

Виктор Афанасьев с коллегами выступают против любой добычи песка там, где эта деятельность приведет к разрушению застроенных территорий, дорог, экологическим проблемам.
читайте также
Фото: Архив Сахалинского филиала Дальневосточного геологического института ДВО РАН
Ученые усомнились в безопасности курорта на сахалинской ТОР

Об опасениях научного сообщества рядовые сахалинцы не осведомлены, но у них свои переживания - они теряют самое популярное на юге острова место для отдыха. От Южно-Сахалинска до него рукой подать - не более часа езды на автомобиле. Здесь есть, где разгуляться рыбакам: в теплых озерах водятся красноперка, кумжа, сазан, карась. В море ловят навагу, камбалу, кету и горбушу, вода в нем прохладная, но на берег приезжают отдохнуть и полюбоваться пейзажами.

После копателей побережье потеряло свой первоначальный облик.

- Доступа к морю нет, остались всего три перемычки между карьерами, где еле-еле разъезжаются две машины. Исчезли трава, шиповник, песчаный холм, где гнездились стрижи… Нас лишают маленьких радостей. А ведь эти земли можно сделать самым привлекательным местом отдыха на Сахалине, - вздыхает житель областного центра и заядлый рыбак Антон Ремизов.

Ученые называют побережье Мордвинова badland (плохая земля) - в таком виде эта территория уже ни для чего не пригодна.

Кстати

В 2015 году о проблеме нехватки "чистого" песка рассказали новому губернатору Олегу Кожемяко. Уже в сентябре по его поручению была разработана пятилетняя программа проведения геолого-разведочных работ с учетом потребности строительной отрасли. Месторождения песка, камня и песчано-гравийной смеси будут искать в центральной и южных частях Сахалина, на западе - в Александровск-Сахалинском районе, а также на курильском острове Шикотан. На последнем, кстати, вообще нет песчаных карьеров, в 2015 году сюда было доставлено около тысячи кубометров материала. На соседних Парамушире, Итурупе и Кунашире действуют лицензированные карьеры песка, удовлетворяющие потребности в строительстве.
Источник - Российская Газета




Поиск главная контакты карта сайта